Личностные особенности и особенности поведения

Основные личностные особенности сохраняются до преклонного возраста (Covey, 1981). Однако, старея, люди приобретают многие болезни, что накладывает отпечаток на их характер и особенности поведения. Из геронтологических исследований известно, что старости сопутствует мнительность, обидчивость, раздражительность, нетерпимость, иногда неуживчивость и черствость.

С возрастом заметно увеличивается конформность, особенно резко она возрастает в период геронтогенеза; пожалуй, ее можно определить как конституирующую черту личности старого человека. Вследствие возможной конформности старые люди более консервативны, они с большим трудом производят переоценку социальных ценностей. Особенно плохо, по данным психолога Ф. Руха, овладевают пожилые и старые люди теми формами деятельности, которые противоречат ранее приобретенным паттернам — стереотипам поведения.

Э. Торндайк отмечал большую осторожность старых людей, стремление избежать неудачи, меньшую любознательность, несклонность к переменам и к необычному.

Н. Фэтер обнаружил значимое усиление консерватизма в пожилом и старческом возрасте по специальному тесту, известному как Шкала консерватизма (Conservatism Scale, или С-Scale). Однако С. Кутлер с соавторами не выявили каких-либо сдвигов в сторону консервативности пожилых людей.

Становясь невротиком, пожилой человек делается чрезвычайно раздражительным, причем причины раздражения могут быть совершенно беспочвенными, малозначительными, мнимыми: У части людей такого типа обнаруживается патологическая жадность, страсть к бессмысленному накопительству, к приобретению нефункциональных, но дорогих вещей. В них он ощущает свою защищенность. Он не терпит опозданий и непунктуальности по отношению к себе, расценивает их как неуважение.

Из литературных примеров более других иллюстрирует такой тип чеховский Ионыч. По описанию А. П. Чехова, его герой — пожилой человек с тяжелым и раздражительным характером. Его тайное и любимое развлечение по вечерам — вынимать из карманов «бумажки, добытые практикой», и их складывать, складывать… Он скупает дома, хотя живет одиноко. Если ему что-то не нравится, он кричит тонким, резким голосом и стучит палкой об пол.

А. Р. Каримова (2002) выявила некоторые особенности личности у пожилых людей по сравнению с молодыми и людьми среднего возраста. Пожилые отличались сниженной социальной толерантностью, т. е. терпимостью к людям, консерватизмом, категоричностью в оценках других людей, стремлением «подогнать партнера под себя». В то же время они обладают большей эмпатийностью и добронамеренностью, у них снижена агрессивность.

Как отмечает Т. П. Денисова (2006), высокая распространенность сосудистых заболеваний головного мозга, опосредованных артериальной гипертензией и/или церебральным атеросклерозом, среди лиц пожилого и старческого возраста привела к тому, что психоличностные нарушения при этих состояниях часто рассматривают как неотъемлемый атрибут старения, суть психологии позднего возраста.

Характерной особенностью начального цереброатеросклероза является шаржирование прежних черт личности. Черты характера, присущие человеку во взрослом возрасте, в старости приобретают гипертрофированное звучание. Иными словами, это то, что К. Шнейдер образно назвал карикатурным изображением личности. Например, некоторые люди с тревожно-мнительными чертами становятся еще более мнительными, тревожными и подозрительными; у расчетливых и бережливых развиваются мелочность и скупость, доходящая до постоянного страха быть обворованным, оказаться нищим; щедрость — в расточительность; принципиальность и твердость установок часто трансформируются в непримиримость, неприятие другого мнения, порождают «войну поколений», конфликты с окружающими; аккуратность превращается в педантичность; эмоциональная несдержанность заостряется до конфликтности, нередко до полной утраты контроля над эмоциональными реакциями; сензитивность может перерасти в стойкую пониженную самооценку, а в остром периоде проявляться в депрессии, в переживаниях ущербности и мании преследования, в склонности к суицидам (рис. 8.1, по М. В. Зотову, 2006).

Рис. 8.1.Показатели уровня самоубийств (на 100 тыс. человек) на 2000 г. в зависимости от возраста и пола (по данным ВОЗ)

Все эти личностные изменения имеют свое объяснение. Когда в старости у человека, всю жизнь отличавшегося добротой и щедростью, возникает «скупость» (пресловутая скаредность пожилых людей), люди других возрастов недоумевают, поскольку не понимают причин происходящих изменений. А дело в том, что за бережливостью и расчетливостью стариков скрывается форма борьбы за независимость и свободу. Поскольку пожилые люди по различным причинам не рассчитывают уже сами заработать на непредвиденные нужды, единственный способ сохранения независимости — бережливость. Обидчивость людей позднего возраста, кажущаяся людям других возрастов несоразмерной вызвавшим ее причинам, объясняется тем, что у них нередко в памяти восстанавливаются старые, давно забытые обиды. Пожилые люди реагируют не только на данное конкретное событие, но и на сумму предыдущих обид, поэтому у них развивается массированная затяжная реакция.


Некоторые исследователи, начиная с К. Юнга (Jung, 1931–1960), полагали, что стиль поведения в условиях стресса у мужчин и женщин с возрастом изменяется по-разному. Мужчины, как правило, от активного стиля поведения переходят к более пассивному. В молодости и в зрелые годы мужчины берут на себя ответственность, принимают решения. В пожилом возрасте они чувствуют большую свободу для выражения разнообразных черт собственной личности, в том числе и тех качеств, которые традиционно считаются исключительно женскими (Gutmann, 1994). В поздней старости мужчины не только проявляют пассивность, но и переходят к стилю поведения, известному как всемогущество, при котором поведение человека строится на проекциях и искажении реальности. Женщины по мере старения, как правило, становятся более агрессивными[32], приобретают большее влияние и начинают доминировать в соответствии с мужскими стереотипами. Возможно, такое поведение представителей обоих полов является реакцией на освобождение от родительского императива — давления традиционных стереотипов общества, навязывающих женщине роль воспитательницы, а мужчине — источника средств для содержания семьи и порицающих любые отклонения от этих функций[33].

Г. Крайг, Д. Бокум, 2004. С. 765.

В силу ухудшающегося здоровья, проявления мнительности, тревожности, неуверенности в будущем и снижения жизненной и социальной перспективы старые люди больше подвержены паническим настроениям, труднее приспосабливаются к переменам в личной жизни и обществе. Ортодоксальные, плохо корригируемые взгляды у пожилых могут противоречить обстоятельствам жизни, вызывая тяжелые душевные переживания. Например, многие пожилые россияне отрицательно восприняли происходящие в стране изменения социального строя. И их можно понять: ведь принятие новых ценностей для многих пожилых людей практически невозможно, потому что их интериоризация делает бессмысленными другие, социалистические ценности, в которые им довелось верить на протяжении всей их жизни.

После семидесяти, если вы встали, совсем не ощущая никакой боли, значит, вы умерли.

Мальком Коули

Наряду с негативными сдвигами характера у многих людей в старости происходят и положительные изменения: умиротворенность, отход от мелочных интересов, переход от жизненной суеты к осмыслению главных ценностей, адекватная оценка своих новых возможностей, сглаживание противоречивых черт характера.

Строго разграничить указанные тенденции трудно, так как у одного и того же человека могут наблюдаться и негативные и положительные изменения.

М. А. Холодная (2002) отмечает, что в пожилом возрасте наблюдается единство двух линий развития стилевого поведения: регрессивная (в виде роста полезависимости и ригидности) и прогрессивная (в виде тенденции роста рефлексивности и сохранности способности к категориальному обобщению)[34].

Т. Д. Марцинковская (1999) пишет, что на смену прежним механизмам регуляции поведения (интериоризация, идентификация с окружающими, эмоциональное опосредование) приходят другие — уход в болезнь, привлечение к себе внимания с целью получения привилегий и снисхождения.

Восприятие времени.С возрастом человеку кажется, что время проходит все быстрее и быстрее. Гай Пентрит писал в свое время:

Когда я был младенцем, я спал и плакал,

А время ползло.

Когда я был мальчиком, смеялся и болтал.

Время шло.

Затем, когда я стал мужчиной,

Время побежало.

А чем старше я становился,

Время улетало[35].

Это объяснимо: В возрасте 10 лет один год составляет 10 % всей жизни, а в 50 лет — 2 % прожитого. Чем старше возраст, тем заметнее уменьшается будущее время, но менее заметно добавляется к прошлому.

В пожилом возрасте время ощущается менее заполненным событиями. Люди все меньше живут будущим и все больше — воспоминаниями о прошлом, которое часто идеализируется: «А вот в наше время…»

Самооценка.Относительно самооценки в позднем возрасте в литературе содержатся противоречивые сведения. Очевидно, это связано с тем, что самооценка зависит не столько от возраста, сколько от личности человека, его удовлетворенности своей деятельностью и своим статусным положением. В числе обстоятельств, существенно влияющих на самооценку в старости, следует указать на степень расхождения между реальным положением старого человека и идеальной оценкой своих возможностей и прожитой жизни. Старики часто сожалеют о нереализованных возможностях, совершенных неправильных шагах в решающие моменты, непоправимых жизненных ошибках. Чем больше расхождение между истинным положением и представлением о том, каким бы оно могло быть при других условиях, тем глубже неудовлетворенность жизнью и ниже самооценка личности.

А. Адлер писал, что в пожилом возрасте чувство неполноценности переживается особенно остро, поскольку человек, как правило, начинает испытывать физическое недомогание, утрачивает привычный социальный статус, былую физическую привлекательность, а также многое другое, к чему он успел привыкнуть. Особенно болезненно пожилой человек переживает необходимость ограничить круг социальных связей и возможностей для интимных отношений. Адлер считал также, что иногда проявляемая замкнутость пожилого человека, уход в себя могут объясняться страхом потерять независимость и стать реально неполноценным.

По одним данным, самооценка состояния здоровья, самочувствия и своей внешности у пожилых снижается (что проявляется, например, в самоуничижительных замечаниях типа: «Мне противно заглядывать в зеркало, я вижу там старую обезьяну»), а по другим данным, у стариков имеется неадекватно завышенный уровень самооценки в сочетании с ее неустойчивостью.

А. В. Бороздина и О. Н. Молчанова (2003) отмечают, что у престарелых в вопросе выделения ведущего элемента самооценки как основы регуляции поведения ориентация идет на реальную самооценку, а не на идеальную, что типично для предыдущих периодов жизненного цикла. Наряду с общими особенностями имеют место резко выраженные индивидуальные различия самооценки. Это является, по-видимому, следствием общего закона геронтогенеза — закона разнообразия, проявляющегося в том, что показатели состояний, функций или свойств в этом периоде приобретают усиливающуюся вариативность, значительно превышающую таковую в группах людей зрелого возраста.

Пожилым людям приходится изменять свои Я-концепции по мере того, как они теряют прежнюю автономию и становятся более зависимыми от других в удовлетворении своих повседневных нужд. Одни приспосабливаются к этому легко, другие не могут приспособиться. Оценка человеком своего физического состояния часто является надежным показателем его психологического благополучия.

Значительное место в описании себя пожилыми людьми занимает сфера интересов, увлечений. Часть людей констатирует общий интерес к миру, но большинство указывают конкретные увлечения. Среди особо распространенных — чтение, просмотр фильмов, вязание, прогулки, беседы.

Распространенные в обществе стереотипы оказывают влияние на формирование отношения к себе пожилых людей. Под воздействием негативных мнений многие представители поздней взрослости теряют веру в себя, свои способности и возможности. Они обесценивают себя, теряют самоуважение, испытывают чувство вины, у них падает мотивация и, следовательно, снижается и социальная активность.

Существенной в самоописании является сфера социальных контактов и, в частности, семья. Особенно значима эта сфера для женщин. Также важное место занимает описание здоровья, самочувствия. Все перечисленные темы являются важными для всего жизненного цикла человека, но у престарелых некоторые из них особо акцентируются.

Представление о самом себе у старого человека зависит главным образом от актуальной жизненной ситуации. Имеет место тенденция к поддержанию постоянного представления о собственном Я. Постоянство образа Я очень важно для сохранения личностного и эмоционального равновесия, поскольку внезапное разрушение самооценки и восприятие собственного Я может привести к неврозам и даже психозам.

Старость создана для того, чтобы получать огорчения, но она должна быть добровольно благоразумна для того, чтобы переносить ее безропотно.

Вольтер

Общение.У пожилых людей прослеживается тенденция поделиться своими воспоминаниями. Они охотно рассказывают о тягостных обстоятельствах своей жизни и связанных с ними переживаниях. Их беды понятны друг другу, так как они являются людьми одного поколения. Такое общение помогает им лучше разобраться в себе, и при этом возникает разрядка от совместно прочувствованной ситуации, от разделения ноши с близким. О важности воспоминаний для старых людей писал Ф. И. Тютчев:

Как ни тяжел последний час

И непонятная для нас

Истома смертного страданья,

Но для души еще страшней

Следить, как вымирают в ней

Все лучшие воспоминанья.

Нередко в процессе исповеди человек расстается с тайнами, которые требуют больших специальных усилий по их сокрытию, и это очищение исповедью и признанием тоже способствует облегчению состояния.

Кроме того, в общении с окружающими начинает доминировать содержание, связанное с обсуждением последних новостей, поступков окружающих, отношение к ним в семье дочери (сына). При этом характер общения строится весьма своеобразно. В группах людей, находящихся на данном этапе личностных изменений, выделяются «лидеры», точка зрения которых является неоспоримой, и пассивная часть, которая во всем с ними соглашается.

В то же время у некоторых пожилых круг общения может сужаться, нередко до собственной семьи (О. В. Краснова, 1996). Большое значение при этом имеет перемена окружения. Например, если человек становится скупым на слова, то это нередко связано с тем, что старых друзей уже нет, а заводить новых не хватает сил и возможностей.

Сегодня и среди обычных людей, и среди специалистов весьма распространено мнение о том, что в пожилом возрасте люди страдают от нехватки общения и что это обусловлено, с одной стороны, сокращением социальных связей, а с другой — ростом потребности в общении, поскольку в старости у людей появляется много свободного времени. Результаты опроса показывают, что лишь часть этих представлений верна. Так, после ухода на пенсию круг общения действительно сужается, о чем упоминает большинство опрошенных — 61 % (при этом 29 % опрошенных полагают, что он остался прежним, а 3 % говорят даже о его расширении). Кроме того, начиная с 55 лет респонденты заметно чаще говорят о наличии, нежели об отсутствии, свободного времени, причем процент таких ответов увеличивается по мере увеличения возраста опрошенных. Однако на дефицит общения люди старшего поколения жалуются хотя и чуть чаще, чем представители других возрастных групп, но различия между ними не столь драматичны, как можно было бы ожидать.

Дефицит общения наиболее остро ощущается в возрасте 55–59 лет — возможно, это связано с тем, что к тому времени выросшие дети уходят из семьи; а также именно в этом возрасте выходят на пенсию женщины, для которых, как правило, общение на работе составляет заметную часть повседневной жизни. Чуть острее проблема дефицита общения стоит у респондентов старше 70 лет, причем об этом говорят преимущественно женщины, — ведь они в эти годы часто оказываются без мужей (по нашим данным, лишь у 17 % женщин этого возраста есть муж, а вот среди мужчин старше 70 лет жена есть только у каждого второго).

Чем же объяснить, что с возрастом и даже с выходом на пенсию, когда круг социальных контактов сужается, люди тем не менее не так страдают от дефицита общения? Скорее всего, тем, что по самоощущению представителей старшего возраста их потребность в общении отнюдь не возрастает, а, как считают многие, даже сокращается (лишь люди относительно молодые уверены, что с возрастом такая потребность должна расти).

Большая часть респондентов старше 60 лет предпочитает общаться с людьми своего возраста — отчасти это объясняет, почему старшее поколение не испытывает особого дефицита в общении. А вот представители возрастной группы от 55 до 60 лет больше всего ценят разнообразие в общении.

Наконец, еще одно объяснение того, что с возрастом россияне не испытывают острого дефицита в общении: людям старшего возраста вполне хватает ближнего круга, т. е. общения с близкими родственниками, поэтому возрастное сужение социальных контактов не воспринимается слишком драматично. Кстати большей части опрошенных нами лиц пожилого возраста контактов с близкими родственниками просто не избежать, поскольку большинство проживает с ними совместно; совсем одинокие люди относительно часто встречаются лишь в группе старше 70 лет.

Л. Преснякова, 2005.


5714633873457210.html
5714745062875221.html
    PR.RU™